Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Путину никто не рекомендовал

[01.08.2016 / 16:08]

В минувшую пятницу Рязань посетил экс-премьер России, лидер партии «Парнас» Михаил Касьянов. Почти на каждом шагу его подстерегала толпа враждебно настроенных мужчин, а вечерний митинг «Парнаса» оказался фактически сорван ими, что, впрочем, лишь добавило внимания к визиту Касьянова – оппоненты, завязавшие перепалку, составили не менее половины из нескольких десятков участников мероприятия.

 

«К честности подсчета голосов Памфилова не имеет отношения»

 

Константин Смирнов, главный редактор Vidsboku: Недавно председателем рязанского облизбиркома был назначен человек, который на моих глазах лично руководил переписыванием протокола на скандальных выборах в Касимове. На одном из участков, где никак не сходились цифры, а комиссия опасалась наблюдателей, приехал на тот момент зампред облизбиркома Владимир Грачев и лично начал руководить этим процессом. Это видели еще десяток наблюдателей и кандидатов. Раньше он был хотя бы исполнитель, при Памфиловой его назначают председателем. Как вы считаете: роль Эллы Памфиловой на новом посту исключительно имитационная или какой-то элемент искренности в ее намерениях сделать выборы более честными есть?

 

Михаил Касьянов: Надо посмотреть на полномочия Центральной избирательной комиссии. Центральная избирательная комиссия не отвечает за все выборы. И совершенно понятная сложившаяся система работает в автоматическом режиме. И ваш пример ярко демонстрирует, как система эта работает. В то время Чуров, а сейчас Памфилова сидит в Москве, и те решения, которые нужно принимать Центральной избирательной комиссии во время предвыборной кампании, важны. Я уверен, что по ним она будет принимать решения сообразно ее пониманию, ее совести, но это не означает, что выборы будут честными. Это означает, что будет какой-то спор. Например, какой-то рекламный материал будет у партии плохо оформлен и не зарегистрирован - он будет спорным: штрафовать за это партию или снимать с выборов. Вот она будет правильно об этом рассуждать, а не о результатах выборов - то, о чем вы говорите. Да, фальсификаций в этот раз, я считаю, будет еще больше. Вот это хамство и беззаконие и такой подход - не обращать на наблюдателей, которые все видят, остро чувствовать безнаказанность, беспредел - он будет присутствовать еще больше. У меня такие представления. Я просто вижу, что власть выбрала эту линию поведения.

 

- Вы Памфилову знаете ее лично? Что вы можете сказать о ней, о ее роли в системе власти?

 

- Я могу сказать, что у нее есть хорошая репутация. Я считаю ее достойным человеком. Но она просто не может изменить эту систему. Конечно, можно верить в то, что она клянется в честности предстоящих выборов, но это не от нее зависит. Она согласилась на исполнение этой функции. Да, ей отвечать. К честности подсчета голосов Памфилова не имеет отношения.

 

- Вы с началом предвыборной кампании много говорите о своих достижениях на посту премьера, используя фразу «Я вывел страну...». А почему именно вы? Насколько вы были самостоятельны в своих решениях от президента? Насколько он технически входил в суть вопроса?

 

- Если мы говорим об экономических реформах, то я был на 100 процентов независим. Мое согласие быть премьер-министром на этом основывалось. Мое участие в работе вместе с Путиным в качестве главы правительства было оговорено нашим разговором до выборов президента, до назначения меня премьер-министром. Когда он мне предложил работать вместе с ним, я ему сразу привел перечень реформ и просил - если вы их поддерживаете - я соглашаюсь. Он дал согласие.

 

- Что было в этом перечне? Какие реформы?

 

- Было много. Земельная реформа, реформа внешней торговли, дорожно-транспортная реформа.

 

- Дорожно-транспортная реформа? Непонятно, что там изменилось с советских времен…

 

- Сейчас все реформы пущены вспять. Смысл был в том, чтобы отделить конкурентные сектора от инфраструктуры.

 

- Это было сделано?

 

- Это было сделано на бумаге, но в категории железнодорожного транспорта было, например, что подвижной состав уже находился в руках многих частных компаний. Была конкуренция в вагонном парке и т.д. То же самое в энергетике. Нужно было привлекать российских и иностранных частных инвесторов в производство энергии. А получилось, что «Газпром» купил еще несколько государственных корпораций, просто переложили с одного прямого государственного управления в другое. Это после моего ухода получилось. Многие реформы, которые были мной инициированы и приняты парламентом и обрели уже форму закона, потом были просто девальвированы в практической жизни, когда Путин все начал упрощать, потому что ему проще управлять тем, что легко управляется, а не само работает.

Я не все реформы перечислил, конечно. Вот сельское хозяйство. Россия после 70 лет импорта зерна стала вдруг нетто- экспортером, буквально за один год. Я просто запретил брать даже копейку из бюджета на закупку зерна за рубежом и создал систему субсидирования процентных ставок сельхозпроизводителей. За один год мы стали обходиться без импортного зерна, а через два года мы стали одним из главных экспортеров в мире. Сейчас этот сектор работает очень хорошо. Потом мою систему субсидирования процентных ставок стали применять просто во всем и превратили в глупость просто, везде раздают.

 

- Алексей Гордеев при вас же был министром сельского хозяйства?

 

- Да.

 

- Он при вас, будучи министром, не выходя из должности, совместно с действующим начальником управления сельского хозяйства Рязанской области создал личный бизнес фактически из нескольких районов Рязанской области.

 

- Не в курсе. При мне такого не было.

 

«С НТВ – это особый пример»

 

- Вы выступали с критикой дела ЮКОСа, но никогда не выступали с критикой вещей, связанных с цензурой (освещение в прессе политического процесса, зачистка НТВ, политический контроль эфира госканалов).

 

- Это не так. С НТВ это особый пример. Но в отношении свободы прессы я занимал четкую позицию и более того, я обеспечивал некую финансовую поддержку со стороны государственных учреждений средствам массовой информации, в том числе телевизионным каналам, чтобы они были независимыми. Теперь про НТВ. Проблема НТВ была следующая: был спор между государством и собственником НТВ, господином Гусинским, и у меня с ним личный конфликт еще с 99-го года, когда я был министром финансов: он не хотел расплачиваться по государственным кредитам и требовал, чтоб простили просто и все. В месть за мой отказ простить кредит он запустил тему, вы знаете, «Миша – 2 процента» и так далее. Это было придумано из-за того, что он считал, что вот он сейчас поднажмет и спишут с него долги, а это ни много ни мало — 150 млн долларов плюс проценты по этому кредиту. Кредит был взят в Америке, и на эти средства были запущены два спутника, сегодня это называется НТВ-плюс — серьезная телевизионная компания, которая обеспечивает трансляцию в России уже столько лет. Конечно, я как министр финансов, а потом премьер-министр не мог сделать такого жеста какому-то олигарху. Другое дело, что потом Путин стал это использовать, чтобы душить коллектив НТВ. Потом я им помог создать канал ТВ-6, а потом ТВС, а потом Путин задушил и их.  Я хотел спасти коллектив журналистов, а Путин был заинтересован в удушении этого независимого коллектива журналистов, который был всеми уважаем.

 

«Он меня пригласил, это были новогодние каникулы»

 

- Из многочисленных воспоминаний, интервью участников политического процесса начала 2000-х, можно сделать вывод, что Владимир Путин некоторые решения, тогда по крайней мере, принимал по рекомендации людей, которые ему самому помогли прийти во власть. Вас, по вашим данным, кто порекомендовал?

 

- Меня? Путин мне сам говорил, что меня ему никто и не рекомендовал. Я помню, как он сказал: вы должны это знать, я сам считаю, что вы можете со мной вместе работать в этой функции. Это был выбор Путина. Это мне подтвердил потом и Ельцин.

 

- До назначения премьером опыта публичной политики, судя по биографии, у вас не было.

 

- Нет.

 

- Поэтому выглядит странно, когда вы описываете ситуацию, в которых вы ведете себя достаточно самостоятельно по отношению к вышестоящему руководителю. Понятно, когда политик идет на должность и ставит условия. А в чиновничьей вертикали, казалось бы, так не принято.

 

- А причем тут публичность? Вы спрашиваете меня о моем премьерстве? Есть Конституция, есть глава правительства. Что значит самостоятельно? Я же не пытался посягать на чьи-то полномочия…

 

- Ну, ставить условия... Просто интересно, как это происходит.

 

- Я вам рассказываю. Была беседа, один на один. Это было в начале января 2000-го года, через 4 дня как он стал и.о. президента. Он меня пригласил, это были новогодние каникулы.

 

- А вы были с ним хорошо знакомы?

 

- Знакомы. Он был директором ФСБ, я был министром финансов, потом он стал премьер-министром, я остался министром финансов.

 

- А вы в таком случае как объясняете, почему он решил к вам обратиться?

 

- Это вы можете делать какие-то выводы… ну это будет самовосхваление (смеется).

 

http://vidsboku.com

Категории:  Выборы
 
вверх