Персона дня

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Екатерина Яковлева

Договориться о встрече со следователем Железнодорожного межрайонного следственного отдела СУ СК России по Рязанской области Екатериной Яковлевой оказалось совсем непросто: допросы, суды, выезды – график у девушки очень плоный. Когда наконец мы выбрали «свободный» день и осталось определиться со временем встречи, Екатерина предложила: «Вообще я на работе с семи утра, можете подъезжать. Но учтите: в 9.30 я должна буду уехать в суд».

Подъезжаю к отделу утром в назначенное утро. У входа меня встречает улыбчивая и задорная девушка с русыми волосами. Проходим в кабинет: за своим рабочим местом Екатерина словно светится. Сразу объясняет мне: «Я счастлива, что попала сюда».

Рассказ о себе начинает непринужденно, легко - дружелюбная и располагающая к себе Екатерина позже объяснит, что такое радушие – обязательная черта следователя.

 

- Я еще когда училась в школе, мечтала о том, чтобы работать в полиции. Тогда, как и сейчас, были очень популярны сериалы о преступниках и смелых сыщиках, оперативниках , а я взахлеб смотрела их все, начиная от «Комиссара Рекса», заканчивая «Глухарем» и «Улицей разбитых фонарей». Я даже стала заниматься рукопашным боем - так, для себя, в школьной секции - но уже тогда думала, что мне это может пригодиться, когда повзрослею.

По окончании школы Катя поступила на юридический факультет, свою первую практику отправилась отрабатывать в один из отделов полиции, где спокойно и успешно познавала практические секреты службы до тех самых пор, пока в лекционную аудиторию ее вуза не пришла одна женщина.

- Она вошла к нам в класс, чтобы сделать объявление. Я помню, как она пояснила, что есть возможность попрактиковаться в следственных отделах города и упомянула возможность дальнейшего трудоустройства по месту прохождения практики. Конечно, я не могла упустить такой шанс, хотя уже тогда понимала, что мне, девушке, будет довольно сложно устроиться следователем.

Екатерина с улыбкой вспоминает: эта женщина, перевернувшая в тот момент своим объявлением судьбу студентки юрфака, приходила в конце апреля - и впереди, до желанной практики, были долгие майские праздники.

-Я не могла дождаться, когда выходные закончатся! И наконец, 13 мая 2013 года я впервые переступила порог Железнодорожного межрайонного следственного отдела…

Юную амбициозную практикантку «прикрепили» к следователю Сергею ЛИЧИНИНУ, общественным помощником которого она проработала почти два года.

- Всем, что я знаю и умею, я обязана именно своему наставнику. Он прежде всего воспитал во мне любовь к своей работе – он показал мне столько всего, что я уверенно заявляю: мне очень повезло с наставником.

Работа общественного помощника оказалось непростой, но трудности не пугали Екатерину. Ведь в ее жизни теперь была конкретная цель.

- Первым делом, немножко ознакомившись со спецификой профессии, познакомившись с Сергеем Сергеевичем, я попросила его: отведите меня на вскрытие. Потому что я понимала, что если, например, не перенесу этого зрелища, то смысла дальше пытаться вообще нет. Но тогда все прошло нормально, я довольно спокойно смотрела на этот процесс.

За время работы общественным помощником Екатерина впитывала все, что видела, наблюдала за методами опытных следователей и старалась как можно больше делать сама. Спрашиваю:   и вас, молодую и жизнерадостную, не оттолкнуло все, что увидели за время работы общественным помощником?

- Оттолкнуло? Нет. А что может оттолкнуть? Трупы? - Я к ним быстро привыкла. Грязь? – Да тоже не смущает. Ночные выезды и редкие выходные? Это несложно, главное настроиться на работу. У меня, знаете, иногда даже бывает, что выходной, а меня совесть начинает мучить, что я дома сижу, а ведь могла бы поехать на работу и что-нибудь сделать, материал, может, какой-нибудь закончить.

Заветная цель Екатерины была достигнута 2 марта 2015 года: тогда ей предложили место следователя в ставшем за два года родным Железнодорожном МСО. Конечно, она не сомневалась ни секунды.

- Я за эти два года осознала, что работать в мужском коллективе – большое счастье. Длительные чаепития и ежедневные обсуждения последних новостей, как это обычно бывает среди женщин - это точно не мое. Здесь все работают, каждый знает, что делает.

Екатерину при вступлении в должность сразу предупредили: все «половые» преступления - твои.

- Когда речь идет об изнасилованиях, женщина-следователь гораздо проще может построить разговор с жертвой. Девочкам легче довериться мне, чем серьезному мужчине в пиджаке, например. Рассказать, как все произошло, может, даже где-то признаться, что да, мальчик и вправду понравился, пошла вот с ним - а он такой плохой оказался. С парнями посложнее. Иногда приходится хитрость применять.

Какую хитрость надо применять, Екатерина решила не рассказывать - на то она и хитрость. Но главным принципом хорошей работы она считает построение доверительных отношений с собеседником, будь то пострадавший или преступник.

- Если это несовершеннолетние, то я пытаюсь начать вообще издалека разговор, с интересов, к примеру. Я вникаю, угадываю, чем живет человек. Разговор завязывается – точки соприкосновения в любом случае есть. И вот тогда уже можно по делу спрашивать. Если давить на них, они закроются. Все мы были подростками, нам хотелось казаться иногда не теми, кто мы есть. Так и здесь: парень мне говорит, что он не мог на девочку напасть, а одноклассники его утверждают: да он под каждую юбку заглядывал. Здесь надо аккуратно действовать, быть тонким психологом. И преступника не загнать внутрь себя, и жертве никаких травм не нанести, расспрашивая, как все было.

В семье Кати никогда не было следователей, поэтому маме и бабушке, с которыми девушка сейчас проживает, сложно представить специфику ее работы. И это к лучшему, считает она.

- Мне рассказывать особенно некогда, но бывают случаи, например, когда ночью на работу вызывают. Мама спросит, что случилось, а я отвечаю: да ничего особенного. А сама еду среди ночи осматривать лесопосадки в Дашково- Песочне, в поисках доказательств произошедшего несколько часов назад преступления. А потом до утра подозреваемых искать, а возможно и на другой вызов ехать – гнилой труп например. Но на следующий день я должна до вечера находиться на работе, потому что отсыпных нам никаких не положено. И вечером дома улыбаться. Я ведь знаю, что мама с бабушкой станут жалеть меня, говорить, как я устала.

На личную жизнь в таком жестком графике времени не остается. Но в голове у 22-летней сыщицы пока другое:

-Сейчас для меня важнее работа. Я пока расставила приоритеты так. А потом- видно будет, как жизнь сложится.

 

http://www.province.ru

 
вверх