Персона дня

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Захар Прилепин

Писатель Захар Прилепин – нередкий гость в Скопине. По его же словам, приезжает сюда несколько раз в год, здесь живут его друзья. Один из них – Владимир Дель, режиссер молодежного театра «Предел». Уже не первый раз Владимир Дель делает постановки по произведениям Захара Прилепина. В конце августа этого года состоялась премьера моноспектакля «Ты че такой похнютый» по рассказу «Колеса», на которую приехал автор. После премьеры Захар Прилепин ответил на вопросы зрителей. Они касались самых разных тем: театра, литературы, телевизионных и музыкальных проектов, личного мироощущения.

 

О Владимире Деле

 

– Думаю, можно уже говорить о театре Владимира Деля. Узнаваем его оригинальный театральный стиль, и школа Деля, безусловно, уже существует. То, что Владимир Дель является уникальным носителем театральных, эстетических знаний не местного, а, совершенно очевидно, российского масштаба, понятно не только мне, а всем, кто видел его работы. Такого нет нигде. То, что делает Дель, не имеет аналогов.

 

Почему так мрачно?

 

– Мне часто задают вопрос о том, почему у меня мрачные тексты, хотя далеко не все мои тексты такие. Жизнь состоит не только из сериалов первого или второго телеканалов, но и из разнообразных, нередко нелицеприятных вещей. Если мы ищем то, что нас повеселит, для этого есть голливудская продукция. Создается впечатление, что люди мало читали русскую классику. В русской классике нет ничего веселого. Что, «Преступление и наказание» очень радостное? «Идиот», «Тарас Бульба», «Мать», рассказы Чехова? Где вы там видели хэппи-энд? Там всегда мрачно, жестоко, убийственно… «Тихий Дон»: всех убили… Но свет и ощущение Господне – и в Чехове, и в Толстом, и в Шолохове. Они не на первом и не на втором горизонте, но ты понимаешь, что вся эта мрачность неслучайна. Позитив не там, где все хорошо, и не там, где есть положительные герои и никто не пьет водку.

 

О «Ракете»

 

– Михаил Пореченков, Иван Охлобыстин и я однажды объявили о том, что появится новое телевидение. Мне кажется, что в России существует обширный пласт людей, которые немного подустали от той формы жизни, которая нам предлагалась в течение последних двадцати лет. Многие понимают, что личный комфорт, меркантильность, самонаслаждение и лозунг «Бери от жизни все» – это не самое главное, не суть нашей жизни. На этой почве мы не можем воспитывать своих детей, и сами уже не можем больше от этого питаться. Между тем есть история твоей страны, есть семья, традиции. Об этом нужно говорить нормальным человеческим языком, не впадая в ханжество, без двойных, тройных стандартов, без глобализации и псевдоевропейских ориентиров. Мы хотели сделать традиционный российский канал. Он будет называться «Ракета». Телеканал должен появиться к ноябрю этого года.

 

О проектах

 

– У меня сегодня есть два проекта. В октябре на канале «Рен-ТВ» выйдет моя передача о современной музыке – поп-музыке, народной, рок-, рэп-музыке. Передачу я буду вести сам. Кроме того, есть такой телеканал «Спас», где мне предложили вести программу, задача которой – отстаивание традиционных ценностей: семьи, воинской службы, традиционной литературы, театра, кино и т.д.

 

О времени

 

– Как на все хватает времени? Не знаю, что сказать, чтобы не выглядеть кокетливым или глупым. Времени хватает. Наверное, потому, что, кроме своих дел, я больше ничем не занимаюсь. Я не сижу в фейсбуке, не рефлексирую, не думаю, например, зачем я родился, не впадаю в запои. Я просто каждый день работаю и делаю то, что люблю. Времени не хватает, когда в жизни очень много спама, когда занимаются вещами, которыми заниматься не надо.

 

О сотрудничестве с рок-группой «Элефанк»

 

– Рок – музыка – это интересно. Мои детство и юность прошли под Бориса Гребенщикова, Виктора Цоя, «Алису», «Калинов мост». У меня, конечно, была детская мечта – быть, как они. Правда, для этого у меня нет особых данных. Но я смог найти идеальных музыкантов, с которыми мы стали вместе писать тексты и музыку. И теперь с кумирами моей юности, плакаты с которыми когда-то висели у меня на стене, мы вместе записываем песни. Это исполнение детской мечты.

 

О чтении

 

– К счастью, у меня есть и городская квартира, и дом в деревне. В одной лежит порядка двадцати книг, и в другом – порядка сорока, которые я одновременно читаю. Литературы читаю много, сейчас – связанной с ситуацией на Украине, в Донбассе и Крыму. Русской философии, социологии, истории, историографии, так или иначе связанных с этим вопросом. Это очень увлекательное занятие, и я написал по этому поводу целую книгу, которая называется «Не чужая смута». Она касается не столько наших с друзьями многочисленных командировок на Донбасс, а восприятия всего этого конфликта в контексте русской истории, русской литературы и русской философии. Если на все происходящее смотреть через призму текстов, например Тютчева, Пушкина и Достоевского, то все это не кажется столь новым, а прожитой историей. Если знаешь русскую классику, то вдруг понимаешь: все, что с нами сегодня происходит, что нас удивляет, чего мы пугаемся, обо что обжигаемся, – это русско-украинская проблема, которая решена в повести Гоголя «Тарас Бульба». Все точки над «i» уже давно расставлены. Что касается современников, то у меня много друзей-писателей, и всех своих товарищей я, конечно, читаю. Это и Сергей Шаргунов, и Дмитрий Быков, и Михаил Елизаров, старших товарищей – Эдуарда Лимонова, Александра Проханова. Читаю и «не товарищей» – Людмилу Улицкую, Татьяну Толстую, Бориса Акунина. Все это – моя работа. Я должен быть в курсе. Читаю и потому, что это отражает всю сложность восприятия России и ее положения в сегодняшнем мире, нашего внутреннего раздора по линии либералов-патриотов. Литература в России всегда не только литература, но и история взаимоотношений. Через литературу мы можем понимать температуру времени, состояние общества.

 

О новых книгах

 

– Я написал книгу о трех советских поэтах «Непохожие поэты» – о Владимире Луговском, Борисе Корнилове и Анатолии Мариенгофе. Они жили в 20-40-е годы. Три поэта – три совершенно разных человека: один из деревни, другой – сын священника, Мариенгоф – по материнской линии русский дворянин. Крайне увлекательно понять, как человек переживает страшные изломы времени – революцию, НЭП, коллективизацию, репрессии, Великую Отечественную войну, как со своей сложной, хрупкой, хрустальной психикой, оптикой переходит через эти времена.

 

Об экранизации и театральных постановках

 

– По большому счету, я не думаю о том, какие бы из моих работ мне хотелось видеть в театре или кино. Во-первых, потому, что большая часть либо уже поставлены в театрах, либо на них куплены права. Думаю, все должно происходить своим чередом. Например, на экранизацию «Обители» куплены права. Но денег на съемку не хватает, и пока фильма не будет. Значит, так и должно быть. Если текст стоящий, роман рано или поздно будет поставлен. Если не стоящий, значит, не надо и ставить. Гнаться за этим и торопить события ни к чему.

 

Распоряжением губернатора Рязанской области от 4 сентября 2015 года Захар Прилепин вошел в число лауреатов премии имени Сергея Есенина в области литературы и искусства. Писатель победил в номинации «Создание высокохудожественных, глубоко нравственных, патриотических произведений в русле реалистических традиций отечественной и мировой классической литературы» с романом «Обитель» и другими произведениями, воплощающими традиции русского реализма, патриотические и духовно-нравственные ценности.

 

Светлана Максимова

http://rv-ryazan.ru

 
вверх