Персона дня

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Авдонин Владимир

      РЯЗАНСКАЯ ДУМА СТАЛА БОЛЕЕ ОЛИГАРХИЧНОЙ
      
       Итогами выборов в Рязанскую областную Думу оказались довольны и "Единая Россия," и представители оппозиционных партий. Однако стоит ли радоваться населению ? Вопрос спорный. О том, что стоит за сухими цифрами процентов голосов избирателей, рассказал доктор политологических наук, кандидат философских наук, профессор Владимир Авдонин.
      
       - Владимир Сергеевич, как вы оцениваете минувшие выборы в Рязанскую областную Думу. Можно ли их назвать демократическими?
       - Конечно, демократичность выборов снизилась. Они были менее демократичными, чем выборы в областную Думу 2005 года. Это проявляется, например, в количественном показателе партий. Тогда участвовало 7 партий и блоков. Все они прошли в Думу. Кроме того, по итогам голосования было более равномерное распределение показателей. У "Единой России", например, было 22% голосов, у КПРФ - 15,6%, у Родины чуть выше - 13%. Поэтому сейчас, конечно, демократичность ниже.
       - Но ведь в этот раз многие партии не участвовали по причине слабости их организации.
       - Нет, дело не в этом. Демократичность показывает возможность представительства. Давайте посмотрим, что обозначает слово "дума": в первую очередь – представительный орган, а потом уже законодательный. То есть он должен представлять спектр политических сил. Конечно, в новой рязанской думе политические силы представлены, но спектр сужен.
       - Ну, а вот партия "Яблоко" даже подписи не смогла собрать. Это ведь тоже показатель?
       - Это феномен Рязани. Об этой партии должен быть особый разговор: как она сформирована, как она работает и так далее. В соседних областях, сходных по социальной структуре, политической культуре и прочим показателям с нашим регионом, "Яблоко" присутствует в парламентах, например, Калужская область, Тула. Как правило, эта партия участвует в выборах, и если она не попадает в парламент, то набирает проценты, близкие к проходным. В Рязани – нет, и это, я считаю, аномалия.
       - Нет лидера?
       - Да. Думаю, что это связано с субъективными причинами. Объективные причины для присутствия "Яблока" в региональной политике существуют.
       - Что на этих выборах было новым для Рязанской области?
       - В первую очередь – активное использование силовиков (УВД, ФСБ, ГАИ). Раньше, конечно, они привлекались, но не так массово. На этих выборах они были задействованы от начала до конца предвыборной кампании. Это впервые. Особенно поразило использование вооруженных людей в масках, камуфляже. Это показатель включенности силовых структур в выборы. Это очень негативный, тревожный фактор. Существует методика оценки выборов с точки зрения участия силовых структур по 10 балльной шкале. 9-10 баллов, когда вооруженные люди участвуют в вооруженных столкновениях. Как, например, были выборы в Дербенте.
       - То есть у нас был почти Кавказ?
       - Нет, у нас не 9 -10, но далеко и не 5. Ближе к 7 баллам. Это опасно и тревожно. Потому что власть пытается себя сохранить любыми способами.
       Кроме того, впервые во время выборов Рязанскую область посетило такое количество людей из федерального центра. Конечно, это проявлялось в кампаниях всех партий, но у "Единой России" этот ресурс использовался особенно активно. Это и первые лица государства, и пиарщики, и депутаты Госдумы. Чуть ли не кампанией партии власти руководила "группа" депутата Хинштейна.
       Во-первых, это показатель того, что губернатор назначен из центра, с помощью связей он повлиял на усиление этого политического ресурса. Во-вторых, в электорате была тенденция к росту оппозиционности. Были привлечены люди из центра, потому что местная "Единая Россия" оказалась не готова к такому политическому противоборству. И, кстати, результатом этого привлечения стала слабость местной "Единой России". Она потерялась в этой кампании, ее кандидатов не было видно. Как результат - понижение статуса регионального отделения. В итоге даже депутат Госдумы Аркадий Фомин был переведен на местный уровень.
       - Как Вы оцениваете непрохождение в парламент "Правого дела" и "Патриотов России"?
       - Это совершенно логично. Можно это объяснить слабой интенсивностью кампаний, отсутствием средств и отсюда отсутствием агитации. Явная и основная причина, особенно у "Правого дела", то, что у них было сотрудничество с региональной властью. Поэтому терялся смысл за них голосовать. Ведь если они сотрудничают с властью, то избиратели скорей проголосуют за "Единую Россию". Поэтому совершенно справедливо они получили мало голосов.
       - Как Вы считаете, за счет чего был достигнут такой успех ЛДПР, которая в 2,5 раза увеличила свое представительство в Думе? Помогла ли этому сама власть?
       - Основная причина – рост оппозиционных, протестных настроений в обществе. ЛДПР удалось использовать его в свою пользу с помощью интенсивности кампании, значительных финансовых вложений, наличия в списках партии известных и уважаемых фигур. Был подключен федеральный ресурс: участие в кампании принял Владимир Жириновский. Все это способствовало тому, что протестный электорат выбрал в качестве оппозиционного канала ЛДПР. КПРФ тоже взяла протестные голоса, но так как у нее не было сильных депутатов-одномандатников, депутатов у нее оказалось меньше. Потом КПРФ почти не вела кампанию, в чем-то осторожничала. В списках КПРФ оказалось много старых фигур. Например, Тарасов шел уже в четвертый раз в Сасово. Это был выигрышный для партии округ, но люди от него уже устали. Коммунисты могли набрать еще больше голосов, если бы подошли к кампании более серьезно. Как и "Справедливая Россия". В регионах, где эта партия представлена как оппозиционная, она набрала неплохой процент голосов. А у нас она провалилась, потому что ее лидер Рафгат Алтынбаев отказался от оппозиционности и вступил в альянс с властью.
       - И все-таки эти выборы для оппозиционных партий успешные?
       - Да, считаю, успешные. Оппозиционные партии получили больше голосов, чем на прошлых выборах в облдуму 2005 года, чем на выборах в Госдуму. Хотя, думаю, они могли бы взять и еще больше голосов.
       - Но ведь у "Единой России" все равно в думе большинство: из 36 - 25 депутатов.
       - Да, "Единая Россия" числено увеличила свою фракцию на два голоса. Кроме того, видимо, к ней примкнут и два депутата от "Справедливой России". Но в политологии есть такой показатель как стоимость одного голоса. Это затраты кампании на количество полученных голосов. Уже сейчас есть предположение, что голос, отданный за "Единую Россию, стоит на порядок больше, чем голос, отданный за КПРФ. По некоторым данным, отношение 45 к 1.
       - Как бы охарактеризовали новый состав думы?
       - В ней стало больше людей правящего класса общества. На начальном этапе кампании губернатор Ковалев говорил, что курс "Единой России" в том, чтобы в новой думе было больше учителей, врачей, молодежи, работников культуры, науки. Сейчас можно сказать, что эти слова опровергнуты. Наоборот, если посмотреть состав Думы, то там стало еще больше крупных землевладельцев, бизнесменов, чиновников, сановных родственников и так далее. То есть дума стала еще более олигархичной и оторванной от населения. Это негативный процесс. Он увеличивает пропасть между народом и властью.
       Кроме того, меня сильно разочаровало, что депутатом областной Думы от ЛДПР стал тесть рязанского координатора ЛДПР Александра Шерина – Денисов. Раньше я думал, что эта тенденция характерна только для "Единой России", потому что там обычно целый блок родственников. Теперь выясняется, что это приветствуется и в ЛДПР. Получается, что процесс олигархизации политики затрагивает все партии, в том числе и те, которые претендовали на оппозиционность. Это негативное явление для всей российской политики, которая теряет демократизм и связь с обществом. Это явление отражает еще и процесс социального расслоения. В обществе устанавливаются капиталистические отношения. Увы, но идет становление именно такой модели развития.
      
       Наталья Башлыкова
       http://www.nasharyazan.ru
 
вверх